Существует ли душа? (5 часть)

Представления о душе (о душевной, или психической, деятельности) в этот период по существу мало отличались от верований, распространенных в эпоху средневековья, хотя по форме они и были иными. В условиях бурного расцвета естествознания в XVII—XVIII веках мало кто поверил бы в старую, почерпнутую из библии сказку, гласившую, что бог слепил из глины человека — Адама, а затем вдохнул в него живую душу.
Дальнейший бурный расцвет естествознания в XIX веке, величайшие научные открытия (закон сохранения и превращения энергии, клеточное строение животных и растительных организмов, идея развития (эволюции) как мертвой, так и живой природы, факты, указывавшие на общность происхождения человека с животными) создавали все более непримиримые противоречия между наукой и религией.
Церковники и идеалисты всех мастей стали приспосабливать представления о душе и душевной деятельности к уровню научных знаний, однако суть дела оставалась неизменной: религия продолжала утверждать, что человек состоит из материального тела и нематериальной, духовной сущности.— души.
Наряду с такими откровенно идеалистическими учениями, отстаивавшими наличие двух начал — духовного и материального, а потому получившими название дуалистических (двойственных), возникали и другие теории, так или иначе маскировавшиеся под науку, но сохранявшие все ту же идеалистическую направленность. Так, например, в XVIII и особенно XIX веках в биологии и физиологии были широко распространены различные учения, получившие общее название витализма (вита — по- латыни «жизнь»). С точки зрения виталистов разнообразные проявления жизни представляют собой результат действия особых жизненных сил, которые даны «свыше» и не поддаются научному исследованию, как и другие «сверхъестественные» явления.
Следовательно, идеалисты только меняли вывески, а сущность их взглядов оставалась неизменной.
Наиболее крайние последователи витализма, одним из которых был крупный немецкий ученый XIX столетия Дюбуа-Реймон, выступали с заявлениями, что познание не изученных в ту пору процессов душевной деятельности вообще невозможно.
Так, в своей речи в Берлинской академии наук в 1872 году, говоря о семи «мировых загадках», Дюбуа-Реймон отнес к их числу явления душевной деятельности и вопрос об отношении души к телу. Он закончил свою речь словами: «Не знаем и не познаем».

Отправить комментарий

Вам нужно войти, чтобы оставить комментарий.